Српски ћирилица  Srpski latinica  English  Руский  Ελληνικά


Беседы о церковном ювелирном искусстве


Беседа 1_06. Символика камня в церковном ювелирном искусстве (часть 1).
(«Jewelry Garden» (Ювелирный Сад), ?3/2005 г.)

В этой беседе мы поговорим об основах символики камня и принципах ее применения в церковном ювелирном искусстве.

Камень в силу своей плотности и твердости является идеальной эмблемой материального мира, символом надежности и стабильности. Но так как в христианстве не только человек, но и материя включены в Божий промысел спасения и предназначены к преображению, то и христианская символика камня носит духовный характер и отражает процессы духовного созидания и преображения.

Основное символическое значение камень получает когда рассматривается как элемент постройки, воздвигающейся по Божественному плану, храма Божия, а в широком смысле Церкви Христовой. И в этом случае камень воспринимается как аналог человеческой личности, как элемент сообщества — Церкви. Эта аналогия отражена и в русском языке, где слово «церковь» обозначает и храм и сообщество христиан.

В Библии можно выделить три основных символических понятия, связанных с камнем, в которых используется архитектурная символика: «камень основания», «краеугольный камень» и «живые камни». В Евангелие от Матфея Христос, обращаясь к апостолу Симону (Петру) говорит: «Ты Петр (камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мтф. 16,18). Тем самым Господь называет Апостола «камнем основания». Но это относится и к другим Апостолам, что видно из текста Откровения: «Стена города имеет двенадцать оснований и на них имена двенадцати Апостолов Агнца» (Откр. 21,14).

Краеугольным камнем называет Себя Сам Христос (Мтф. 21,42, Мрк. 12,10, Лк.20,17), ссылаясь на слова псалма: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла» (Пс. 117,22). Часто понятие «краеугольный камень» путают, или сознательно смешивают с «камнем основания», что особенно характерно для западного христианства. Тем самым происходит замещение Христа апостолом Петром и последний выступает как наместник (vicarius) Христа, передавая по наследству свою должность римским папам, что и закреплено в католической догматике. На самом деле камней основания в постройке всегда несколько, по крайней мене четыре, а краеугольный камень только один. Правильнее предположить, что он завершает постройку, являясь замковым камнем, главою единственного угла — верхушки здания. Ведь именно Христос — Глава Церкви. Наиболее яркий, часто встречающийся в ювелирном искусстве пример «краеугольного камня», как символа Христа, это драгоценный камень в средокрестии крестов, в месте соединения четырех углов. Соответственно камни на концах балок креста понимаются как «камни основания» и могут обозначать четырех евангелистов или четыре стороны света. Тоже можно сказать и об изделиях круглой или близкой к кругу форме, где драгоценным камнем особо отмечен центр.

Понятие «живые камни» встречается у апостола Петра. Святой Петр называет Христа живым краеугольным и драгоценным камнем, и в тоже время понятие «живые камни» распространяет и на всех христиан, строящих из себя дом духовный (1Петр. 2,4-5). Апостол Павел, называя христиан «согражданами святым» также говорит, что они «быв утверждены на основании Апостолов и Пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф. 2,19-20). Таким образом мы видим, как через архитектурные понятия передается структура и иерархия Церкви Христовой. В свою очередь в композиции многих христианских ювелирных изделий используется храмовая символика. Об этом мы расскажем в беседах, посвященных конкретным предметам церковного ювелирного искусства.

В понятии «живые камни» заключена идея преображения как человека, так и материального мира. Эта идея могла передаваться в искусстве посредством обработки обычного камня, в частности вырезания на нем священных изображений. Примером могут послужить резные иконки из стеатита, широко распространенные в Византии 11-12 вв., или широко бытовавшие на Руси иконки из сланцев и других, преимущественно мягких, пород камня. И конечно, идею преображения передает контраст, существующий между обычным камнем и драгоценным.

Драгоценные камни, в силу своей природной уникальности, во все времена и у всех народов были окружены ореолом таинственности. Им приписывались магические и целительные свойства. Отголоски древних легенд и мифов о камнях можно встретить и в христианстве, особенно на бытовом уровне. В Церкви же, драгоценные камни чаще всего символизировали духовные качества. Основным критерием являлся цвет камня. (О символике цвета см. беседу ?3). Именно с цветом, а не с породой камня ассоциировался набор сакральных качеств, и именно цвет, чаще всего определял название камня. Поэтому не всегда удается найти соответствие между современными и древними названиями камней. В древности одно имя могли носить разные минералы, обладающие сходными признаками, и наоборот, один минерал, в зависимости от окраски, мог иметь несколько названий.

В выборе камней для ювелирного изделия главным было духовное значение, определяемое, прежде всего цветом камня, а его размер и яркость показывали только степень значимости. На некоторых крупных драгоценных камнях могли вырезать священные изображения. Такие геммы имели особую ценность и были главным элементом панагий и других святынь. Камни среднего и небольшого размера служили для украшения богослужебных предметов, выступая в роли «живых камней», созидающих Церковь Божию. Форма камня не имела принципиального значения, являясь его личным материальным качеством. Обработка сводилась исключительно к выявлению главного — цвета, а природная форма камня по возможности сохранялась. Его кристаллическая структура не обнажалась, как при огранке, а благодаря полировке, загоралась внутренним светом. Камни, в прямом смысле, получались «живыми». Происходило как бы духовное преображение материи. Камни различной природной формы органично вписывались в композицию произведения, сохраняя свою индивидуальность, и наполняли еще большим духовным содержанием каноническую форму изделия. Такие произведения, при небольшом разнообразии внешних форм, обладали неповторимой, живой красотой. Данный подход является отражением церковного принципа соборности, реализуемого только в свободе, когда каждый христианин, становясь «живым камнем» сохраняет себя как личность, и соединяется со святыми и Господом в Его Церкви — Мистическом Теле Христа.

Противоположный принцип доминирует в светском ювелирном искусстве, где, во множестве дизайнерских проектов, возникает только иллюзия свободы, так как любой из них требует абсолютной идентичности всех внешних параметров в используемых группах камней. Сегодня эта идеология наиболее последовательно и искусно выражается крупными производителями искусственных кристаллов. Понятно, что для искусственных проектов больше подходят искусственные камни. Если вспомнить, что камни являют нам образ человеческой личности, то легко можно представить тот идеал общества, к которому стремится сегодняшний секулярный мир.

Отдельно стоит сказать об огранке драгоценных камней. В церковном ювелирном искусстве до 17 века она почти не употреблялась. И причина тому не только отсутствие соответствующих технологий. Способ огранки алмазов был известен в Европе, по крайней мере, с 15 века. Даже символическое значение огранки — раскрытие внутренней духовной сущности, не способствовало её использованию в древней Церкви. К тому же это значение в основном бытовало в оккультной среде магов и алхимиков. И действительно, оптические эффекты искусно ограненных камней обладали огромной силой воздействия на человека. Для христианской Церкви это было сверх меры. Ведь даже добродетель, выставляемая напоказ, есть грех. Но с конца 17 века ограненные камни все чаще стали встречаться в церковных ювелирных изделиях, что отражало возрастание в обществе роли внешнего благочестия и усиление влияния на Церковь светского искусства, все более широко использующего технику огранки.

В следующей беседе мы продолжим начатый разговор и расскажем о священных камнях, упомянутых в Ветхом и Новом Завете, и приведем символические значения различных камней, бытовавшие в Церкви.

Юрий Анатольевич Федоров
 

<  Беседа 1_05.

^
Беседы

Беседа 1_07.  >