Српски ћирилица  Srpski latinica  English  Руский  Ελληνικά


Беседы о церковном ювелирном искусстве


Беседа 1_05. Медь, дерево, кость и перламутр в церковном ювелирном искусстве.
(«Jewelry Garden» (Ювелирный Сад), ?2/2005 г.)

В этой беседе мы продолжим разговор о символическом значении материалов в церковном ювелирном искусстве и поговорим о еще одном часто используемом металле — меди, и об основных поделочных материалах: дереве, кости и перламутре.

Медь с ветхозаветных времен употреблялась в церковном искусстве. Во времена пророка Моисея жертвенник с его принадлежностями и большинство предметов в Скинии были из меди (Исх. 30.18). Два столба в храме Соломона также были медные (3 Цар. 7.15). Так как из меди в древности изготавливали оружие, щиты и доспехи, а также крепостные врата, то основное символическое значение меди — это эмблема твердости и силы. Поэтому считается, что изделия из меди обладают защитной силой и способны сохранить здоровье и жизнь человека. Подтверждение этому находим еще в Ветхом Завете, где для исцеления израильтян от укусов ядовитых змей Моисей сделал медного Змия (Чис. 21.9). Возможно, что по причине того, что медный Змий, водруженный на Т–образном столбе, упоминается в Евангелии как прообраз Креста Господня (Ин 3.14), большинство древних крестов и энколпионов в ХI–ХV веке были медные. Дешевизна материала не мешала благоговейному отношению к этим святыням. Многие из них в последующие века были вложены в серебряные и золотые мощевики как величайшая ценность. Особо стоит упомянуть о медном литье старообрядческих мастерских в XVIII–XX вв. Старообрядцы не только сохранили в репликах формы древних крестов, но и создали самую многочисленную группу памятников медного литья, обладающую своеобразным художественным стилем и представляющую духовную ценность для всей Православной Церкви.

Сегодня из медных сплавов также отливается много нательных крестов, изготавливаются лампады, кадила, подсвечники, хоросы, оклады Евангелий, ризы икон и многое другое. Медные предметы могут иметь покрытие из серебра или золота, в этом случае они несут символику нанесенных на них драгоценных металлов.

Дерево, корнями уходящее глубоко в землю, а ветвями устремляющееся высоко в небо, у многих народов символизировало связь миров — земного и небесного. Отсюда возникали такие понятия как «мировое древо», «мировая ось», «древо жизни» и т.п. Во многих религиях деревья были объектом поклонения, как места обитания божества. У разных народов священными были различные породы деревьев. Христианство в этом следовало ветхозаветным традициям. В Библии упоминаются три основных священных дерева: кипарис, певг и кедр. «Слава Ливана придет к тебе, кипарис и певг и вместе кедр, чтобы украсить место святилища Моего» — говорит пророк Исайя (Ис. 60.13). По Преданию, именно эти три дерева, сросшись воедино, послужили материалом для Креста Господня, и поэтому в каноне Честному Животворящему Кресту говорится: «Крест трисоставный честное древо, Троицы бо носит триипостасный образ» (Песнь 8). Устойчива символическая связь Креста Господня и райского Древа Жизни. Указанные породы деревьев как раз и обладают качествами, необходимыми для данной символики. Это вечно зеленые и долго негниющие растения. Поэтому дерево, как материал, прежде всего символически связано с Животворящим Крестом Господним и в этом значении широко применялось в Церкви, придавая еще большую сакральность изготовленным из него предметам. Известно множество деревянных резных крестов, ставротек, панагий и икон, оправленных в дорогие золотые и серебряные оклады со вставками из драгоценных камней. Безусловно, главной ценностью в таком ювелирном изделии являлось священное изображение, вырезанное из дерева.

Наиболее распространенными породами дерева, употребляемыми в иконной мелкой пластике Восточной Церкви, были кипарис и пальма. По некоторым источникам певг — один из сортов пальмы. Помимо этой символической связи с крестным древом, пальма с древнейших времен является символом победы. В христианстве пальма — символ духовной победы, рождения в Духе, Воскресения. Подтверждения указанной символике находим в Новом Завете. Это пальмовые ветви Входа Господнего в Иерусалим и пальмовые ветви в руках праведников, стоящих перед престолом и Агнцем в Иерусалиме Небесном (Откр. 7.9).

Сегодня традиция создания из дерева резных священных изображений живет и развивается. Из дерева изготавливаются монашеские постригальные и параманные кресты, а также наперсные кресты и панагии.

Слоновая кость (бивень) с древнейших времен являлась ценным поделочным материалом. В древней Греции из пластин слоновой кости и золота изготавливали многотонные величественные статуи богов (работы Фидия и Поликлета). В Израиле времен Царств слоновая кость использовалась не только в мелких украшениях, но и в дворцовой архитектуре и предметах интерьера (3 Цар. 10.18 и 22.39). В христианском искусстве позднеантичной и средневековой эпохи этот материал большей частью употреблялся в мелкой пластике. Многочисленные предметы, изготовленные из резной слоновой кости в этом периоде, объединяются под одним общим названием — авории (от англ. ivory — слоновая кость). Это резные иконки, иконографические диптихи и триптихи, кресты, ларцы–реликварии, пиксиды (круглые коробочки для хранения просфоры) и т.п.

Благодаря таким свойствам кости, как белизна и прочность, она является символом чистоты и твердости духа. Ее устойчивость к разложению (нетленность) делало кость и символом святости. Вместе с прекрасными физическими свойствами, такими как плотность и однородность, указанные качества позволяют считать слоновую кость прекрасным материалом для создания миниатюрного иконографического рельефа. На Руси «кость инрогову» используют в церковном искусстве с ХIV века. Для резьбы также применялся ископаемый бивень мамонта, часто встречающийся на русском Севере, и клык моржа, так называемый «рыбий зуб».

Сегодня использование слоновой кости запрещено, и резные работы выполняются из бивня мамонта. Священные предметы из кости, как и деревянные, могут иметь дорогие серебряные и золотые оправы с драгоценными камнями.

Еще один поделочный материал в церковном ювелирном искусстве — это перламутр — внутренний слой раковины–жемчужницы. Исходя из его названия, буквально означающего «мать жемчуга» (перла), видно, что его символическое значение неразрывно связано с жемчугом. Раковина–жемчужница напоминает нам о Богородице, которую Святые Отцы сравнивали с раковиной, родившей божественную жемчужину. Художественный мотив раковины был широко распространен в церковном искусстве, встречаясь в навершии арок и ниш византийских храмов, иногда с крестом внутри, а на Руси — в венце Царских Врат. В византийских авориях VI века нимб над головами святых и императоров часто изображался в виде раковины. Таким образом, раковина символизировала святость и божественное происхождение царской власти.

Как материал, перламутр, в силу своего внешнего сходства и внутренней связи с жемчугом, может нести и его символику. Главное значение жемчуга — это образ Царства Небесного. В Евангелии от Матфея оно уподобляется драгоценной жемчужине, которую покупает купец, продавший все, что имел (Мф. 13.46). Двенадцать ворот Небесного Иерусалима, по словам Иоанна Богослова, каждые «были из одной жемчужины» (Откр. 21.21). Возможно, мотив раковины в венце Царских Врат в большей степени указывает на известную символическую связь Царских Врат с жемчужными воротами Небесного Града. Таким образом, перламутр является символом Богородицы, Воплощения, святости и Царства Небесного. В этом значении он употребляется в церковном искусстве для изготовления как маленьких нательных крестиков и образков, так и крупных резных икон и запрестольных крестов. С XVII века и по сей день традиционным местом изготовления реликвий из перламутра является Святая Земля.

Перламутр может использоваться не только как материал для резьбы, но и для декора в качестве небольших фрагментов. В этом случае его символическое значение такое же, как и у мелкого жемчуга, употребляемого в виде обнизей в окладах икон и Евангелий, крестах, панагиях и золотом шитье. Здесь жемчуг символизирует не самого Христа и не Царство Небесное, как это бывает в случае одной крупной жемчужины, а слово Божие, евангельскую Истину. Это основывается на словах Христа, обращенных к апостолам: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями» (Мф. 7.6). Например, четыре жемчужины, часто встречаемые в углах средокрестия русских нагрудных крестов, понимаются как четыре Евангелия.

Как и в случае восприятия символики цвета, при работе с природными материалами нужно избегать буквального понимания их символического значения. Тем более, что один материал может иметь несколько значений, как близких по смыслу, так и различных. А разные материалы могут обладать одним и тем же значением. Духовный смысл раскрывается только в контексте всего ювелирного произведения с учетом его назначения, формы, художественного решения, состава материалов и их взаимодействия в композиции.

Произведение церковного ювелирного искусства можно сравнить с богослужением, где вместо слов, выстроенных в определенные мелодические формы, используются природные материалы, обладающие особым духовно–эстетическим звучанием. В сложном произведении гармония различных материалов напоминает стройность и порядок литургии, а простое изделие сходно с краткой молитвой. Но и в том, и в другом случае, важны не только правильные слова и действие, но и наше сердечное устремление ко Христу.

Юрий Анатольевич Федоров
 

<  Беседа 1_04.

^
Беседы

Беседа 1_06.  >